19 февраля 2015 г.

Зимородковский дневник. Часть первая

Удивительное дело - ни одно ежегодное мероприятие не вызывает у меня таких разнообразных эмоций, как детско-юношеский фестиваль авторской песни "Зимородок", что каждый год проходит недалеко от Сарова, на границе Нижегородской области и республики Мордовия. Кажется, два года назад я писала, что эти четыре февральских дня вернули меня к жизни. В этот раз ощущения очень близкие, но, одновременно, другие. 
Подготовка к "Зимородку" началась, как водится, загодя, месяца за полтора. И, как обычно, к самому фестивалю выяснилось, что делегация будет маааааааленькой, а способ достижения цели - то есть путь от Москвы до "Гайдара" - дедовским, почти на оленях. Чудесный сайт tutu.ru был взят штурмом, билеты на легендарный 80-й поезд (ставший, между прочим, 380-м) заказаны, барышни (а делегация была чисто женская) замерил в предвкушении дороги, разговоров, чая, песен и радости. Всего этого нам, надо сказать, досталось. И с лихвой.
Этот "Зимородок" для меня - фестиваль лиц. Даже фестивальный фотоальбом (к сожалению, очень маленький) у меня получился портретный. Наверное потому, что главное в февральском саровском сумасшествии - люди. Не песни даже, не стихи. Люди. Мне, порой, очень хочется, чтобы все они жили где-то поблизости, чтобы все мы жили в одном огромном городе и каждый выходные ходили друг к другу в гости. Чтобы набыться, как сказала после "Зимородка" одна замечательная девушка. Чтобы надышаться общением - до звона в ушах и тепла в сердце. 
Это был очень богатый фестиваль. На новые песни, на новых людей, на новую энергетику. Было какое-то умопомрачительное количество детей - от мала до велика. Кто-то был тише, кто-то - громче, но все они получили море удовольствия от настоящей зимы, настоящей, чистой радости и добрых песен. А я поняла, что пора свою барышню приучать к песням и гитаре, новым интересным людям, поездкам и общению вне маленького детсадовского коллектива. Вообще, пора потихонечку выдергивать ее из тепличных условий. 
На самом деле очень хочется в очередной раз восхититься атмосферой "Зимородка", его теплом и дружелюбием. Знаете, для меня самым важным моментом стало утро воскресенья, когда семилетняя девчонка, все четыре дня радовавшаяся возможности побыть далеко от большого города, сказала папе: "Пап, как жалко, что мы не сможем, сев на поезд вечером, приехать сюда же". Это - самый главный итог. Для всех. Для организаторов и гостей, для участников и зрителей. 
Этот пост не зря назван "Часть первая". Будут и еще. Но уже про людей. Которым очень хочется признаться в любви. Надеюсь, у меня получится.

18 февраля 2015 г.

***

Соберу осколочки.
Сердечные, острые.
Да сожму в ладонях -
Что ж не клеится?

Вроде всё по полочкам,
Все - люди взрослые,
Но как же без агонии?
Как же без сердца?

Тонкие царапины - 
На горькую память,
Чтоб не смела, милая
Мечтать без продыха.

Кровь в ладонях - крапинкой,
Как легко оставить
Преданность - без силы,
Вдох - без воздуха.

14-18 февраля 2015 года

3 февраля 2015 г.

О войне

Так уж получилось, что два последних дня я ищу песни и музыку о войне. Точнее, против войны. Скажу вам честно, это самый трудный поиск, наверное, в моей жизни. Я в полной мере осознала это на вторые сутки. 
Никогда не думала, что о войне написано столько. Разными поколениями, разными людьми. С разной степенью глубины и точности. И каждая из песен воспринимается. Хорошо или плохо - второй вопрос. В любом случае восприятие обострено и ловит самые тонкие оттенки, самые прозрачные краски. 
Мне уже казалось, что я разучилась так реагировать... 
Знаете, рассказы о войне из уст стариков слышатся как опыт, как наказ поколениям, как отголосок истории, в конце концов. Окуджава, Визбор, Городницкий, Агранович - их война и их понятие о войне, по крайней мере для меня,  уже стали частью музыкального искусства. Нет, я не говорю, что эти песни неточны и не передают всего ужаса разгромленных деревень и осиротевших домов. Нет. Просто молодым эти песни очень сложно воспринимать как реальность. Как призыв к миру - да, безусловно. Но не как зарисовку из жизни.
Гораздо страшнее, когда о войне поют и пишут молодые. Еще острее и больнее такие вещи воспринимаются, когда ты их слышишь из уст своих ровесников.
Почти десять лет назад клуб МИРЭА записывал диск, посвященный 30-летию вуза. В 2005-2006 годах в стенах аудиторий А-14 и А-319 собирались чудесные люди, талантливые и веселые, умеющие творить и увлекать. Они и сейчас там есть, многие до сих пор работают в клубе, но в тот период концентрация талантов была просто умопомрачительная. Так вот, среди исполнителей, которые писали треки к диску, были замечательные Оля и Таня Александровы - комсомолки, красавицы и прекрасные исполнители практически любых хороших песен. Вообще, династия (а это именно династия, у девчонок есть брат, Михаил, тоже певец и музыкант, если я правильно помню, музыкой занимается и их отец) Александровых - удивительное сочетание открытости и невероятно мощного музыкального дара. Вообще, энергетика у барышень была (и остается) просто потрясающая. Но я сейчас не об этом. В диск вошло несколько треков в их исполнении. Но один из них - песня Сергея Бабкина "Солдатики" - для меня сегодня стоит особняком. 
Я вспомнила о ней совершенно случайно, с подачи любимой подруги. А сегодня утром включила. Хорошо, что у меня в восемь утра никого не бывает на работе. А то пришлось бы объяснять, что случилось. Знаете, очень захотелось завыть. По-бабьи. 
Послушайте, правда. Выделите три минуты времени и вслушайтесь (не обращайте внимания на видеоряд, он не при чем). Так просто и так страшно точно. До мурашек.